Алексей Щусев — Часть 2

Непривычен был юному солнцепоклоннику дымно-тускловатый свет над Невой и здешний колорит, как бы пылью припорошивший все что ни есть в Петербурге. И в минуты истаивающего летнего дня, которыми мы торопливо пользуемся, чтобы сделать самые общие штрихи к портрету художника в юности, перед ним возвышалась та, на ком петербургская пыль одновременно есть патина веков, пудра мирового соблазна и паутина всечеловеческой трагедии,— Сфинкс. Петербург был Фивами для Алексея Щусева. Этот город открыл в нем данные, которыми испокон веков природа наделяет великих мастеров,— свежесть чувства, темперамент завоевателя, неутомимую способность искать. IНедрожащей рукой Алексей Викторович поместил себя в мифологию — и чувствовал себя в ней как дома.

О своем происхождении вот так он писал: У меня сохранилась бумага... где сказано, что предок мой, Константин Щусев, служил в войске Запорожском есаулом, из чего я заключаю, что происхожу от украинских казаков, т. е. предки мои как бы сродни легендарному борцу за свободу Тарасу Бульбе...Замечательно! Восприятие Щусевым предка своего как бы в сродстве с вымышленным Бульбой есть по сути утверждение старины как эпоса. Не напрасно Белинский называл гоголевскую повесть гомерической эпопеей, тем самым Бульбу уподобляя Илиаде. Что влечет за собой установление родства между нашим современником и легендарным героем?

Во-первых, превращение Бульбы в фигуру историческую. Во-вторых, помещение современника в мифологическую канву. Лишь это произойдет, он волен далее вышивать по ней совершенно раскрепощен но. Заметим, что право на мифотворчество и способность к мифотворчеству всегда есть удел тех, в ком оно подкреплено внутренним самоощущением... Показательна щусевская манера излагать — вполне эпическая, он почти никогда не снисходит до разъяснений. Эта черта равно свойственна его архитектурному и литературному стилям. Так, Петроний, приятель императора Нерона, упоминая о кушанье из соловьиных язычков, не снисходит до разъяснений, которые помогли бы читателю воспроизвести хотя бы отчасти вкусовые ощущения римских патрициев.

Какое различие, допустим, с Куприным, тщательно живописующим все оттенки в запахе рыбы, поедаемой голью в припортовом кабачке.

И. Е. Гостев

по материалам virtualpetersburg.ru

Похожие записи:

Tags: