Евгения Казанская — Часть 4

Послевоенные годы Евгения Владимировна вспоминала всегда с теплотой: «Такого энтузиазма, как тогда, я никогда больше не видела. Люди, полуголодные, одетые в военные обноски, шли на расчистку завалов, вытаскивали из хлама и мусора искореженные остатки когда-то прекрасных творений». Опять ей посчастливилось работать под руководством своего учителя К. Д. Халтурина, главного архитектора ЛАРМ.

В 1945 г. Евгенией Владимировной были выполнены обмеры Голландской церкви на Невском проспекте, Троицкого собора Александро-Невской лавры и пятиглавия с колокольней Николо-Богоявленского Морского собора (с В. М. Савковым, В. К. Якоби и Л. М. Корженевской). В 1946 г. совместно с художником Н. Б. Перцевым ею был составлен обмер и проект восстановления плафона в церковном зале здания казарм Финляндского полка. В 1946—1947 гг. при разработке проекта реставрации интерьеров дворца Монплезир в Петергофе Евгения Владимировна познакомилась с архитектором Александром Эрнестовичем Гессеном, ставшим позднее ее супругом. С ним она обмеряла Катальную горку и Меншиковский дворец в Ораниенбауме, в 1949—1950 гг. они разработали проект первой очереди его реставрации. Совместно с М. М. Плотниковым она разработала проект восстановления южного фасада Катальной горки, совместно с В. М. Савковым — проект реставрации правительственных лож в Мариинском театре.

В 1950 г. с А. Э. Гессеном она составила проект восстановления разрушенного актового зала Екатерининского института (наб. Фонтанки, 36).

Одной из серьезных работ было восстановление дворца Марли в Нижнем парке Петергофа. Казанская разработала проект восстановления его фасадов (1950—1953), Гессен занимался восстановлением интерьеров.

Помогло то, что сохранились чертежи, сделанные архитектором А. И. Семеновым перед разборкой ветхого дворца в конце XIX в. для его последующего воссоздания. Это был своеобразный опыт реставрации с воссозданием, может быть один из первых в России. Во второй половине XX столетия советским реставраторам пришлось восстанавливать не только стены, но и сгоревшую отделку — опыт, который впоследствии не раз отвергался блюстителями подлинности в произведениях культурного наследия, но доказавший не только им, но и всему миру, что шедевры мировой культуры не только могут, но и должны воссоздаваться, дабы не оставить у развалин следующие поколения, не прервать тончайшую нить преемственности культур разных эпох.

А. Г. Леонтьев

(по материалам virtualpetersburg.ru)

Похожие записи:

Tags: , ,