Евгения Казанская — Часть 5

(по материалам virtualpetersburg.ru)

Стены и крыша здания были восстановлены быстро, а вот работы по восстановлению интерьеров продолжались вплоть до 1982 г. В это время Евгения Владимировна уже отдавала все силы восстановлению Большого Петергофского дворца.

В сентябре 1941 г. дворец был объят пожаром и, как вспоминали очевидцы, горел несколько дней. Пропало все, что не удалось вывезти в эвакуацию. Четыре года обгоревшие стены дворца без крыши и перекрытий были открыты всем ветрам. В 1944 г. фашисты взорвали верхний грот Большого каскада и центральную часть дворца. В книге «Памятники, люди, события» М. А Тихомирова вспоминает: «Первое, что встало перед глазами за разрушенными воротами и оградой Верхнего сада,— неописуемый хаос каких-то обломков, полузасыпанных снегом, громадный противотанковый ров, пересекающий весь сад, а за ним обгорелые руины Большого дворца, без золотых куполов, черно-красные среди сверкающего на солнце ослепительно-белого снега».

Судьба дворца в те годы была весьма драматична. Немногие верили в то, что его можно восстановить. По поводу Большого каскада и центрального фонтана «Самсон» сомнений не было — большую часть скульптур удалось спасти в тайнике, устроенном в коллекторе фонтанной системы, в склоне западнее каскада. Уже в 1946 г. состоялся первый пуск фонтанов, а в 1947-м занял свое место новый «Самсон», воссозданный по модели скульпторов В. Л. Симонова и Н. В. Михайлова.

В 1947 г. в институте «Ленпроект», готовившем документацию для восстановления и строительства в городе, мастерской № 8, которой руководил А. А. Оль, было составлено проектное задание (архитекторы Р. Китнер, Е. Серебряков), согласно которому предлагалось приспособить дворец под дом отдыха, занять часть больших залов под ресторан, в центре устроить парадную лестницу на три этажа, а над ней бильярдную. Белехов смог отклонить это предложение и ценой огромных усилий, благодаря поддержке академика И. Грабаря и начальника Государственной инспекции по охране памятников СССР Ш. Ратия, добился принятия Советом Министров СССР постановления о полном восстановлении Большого дворца (1948). В соответствии с этим документом восстановлению подлежали фасады с одноглавой церковью и пять парадных интерьеров с исторической отделкой, в число которых вошли Парадная (Купеческая) лестница, Танцевальный (Купеческий) зал, Чесменский и Тронный залы и Белая столовая. Прежней проектной группой, к которой присоединились Ф. Олейник и В. Савков, были предложены еще несколько вариантов восстановления дворца, которые ГИОП отклонил, так как в них уничтожалась планировка самой старой, петровской части дворца. В одном из проектов портреты П. Ротари помещались в Статс-дамской, а Дубовый кабинет Петра I — в помещении западного ризалита южного фасада. В 1951 г. была создана проектная группа под руководством В. М. Савкова в мастерской № 11 (руководитель И. Г. Капцюг) института «Ленпроект». Савков разработал новый эскизный проект, который и был утвержден Научно-экспертным советом ГИОП. При этом использовались фиксационные обмеры, выполненные мастерской № 8 в 1947 г. Зная Евгению Владимировну по предыдущим совместным работам, Савков в 1951 г. Пригласил ее восстанавливать Большой Петергофский дворец. Она стала его бессменной помощницей, а с 1972 г., после перехода Савкова в институт «Гипротеатр», фактически возглавила работы по восстановлению интерьеров дворца.

А. Г. Леонтьев

Похожие записи:

Tags: , ,