Глава 4. Ее высокородие Анна Андреевна Михайлова — Часть 65

В старой квартире на Екатерингофском проспекте остались письма Константина Андреевича. Их с удовольствием перечитывает Анна Андреевна. Письма о прошлом, строки о молодости, жизненных планах, успехах и неудачах. Веселое и беспечное было время. Брат настоятельно просил прислать ему в Париж фотографию ее головы большого размера, делился с сестрой своими тревогами по поводу захвата Рейхом в 1938 году «несчастной» Австрии. «Теперь черед Чехословакии. Что тогда, война?..»

12 сентября 1938 года Константин Андреевич записал: «В книжной лавочке радио, и около него небольшая толпа: слушают Гитлера. Иступленный с выкриками голос. Я понимал только отдельные слова».

9 ноября: «…слушал речь Гитлера… Страшный, жестокий человек! Тон речи и голос пренеприятный. Все прескверно. Пахнет войной».

16 марта оккупирована Прага. В 1939 году Францию взбудоражили действия фашистской Германии в Европе. Везде разговоры о возможной войне. Одинокий и боявшийся одиночества, болезней и беспомощности, Константин Андреевич ненавидел войну. Судьба оказалась благосклонной к нему. Он не увидел оккупации Парижа, ему не пришлось стать свидетелем тех трагедий, которые принесла эта кровавая война его далекой Родине, его любимому городу.

6 мая 1939 года он скоропостижно скончался на руках друга, Михаила Васильевича Брайкевича, гостившего у него в это время.

На шесть лет пережила любимого брата Анна Андреевна Михайлова. Перенеся все тяготы и лихолетья Великой Отечественной войны, она умерла в год ее окончания, в 1945 году.

Вот и конец этой печальной истории о петербургской женщине Анне Андреевне Михайловой. Одна из многих россиянок, чья жизнь была насыщена яркими, незабываемыми событиями, встречами, переживаниями, сложными жизненными коллизиями. Сама талантливый человек, она поддерживала дружеские отношения со многими русскими художниками и деятелями искусства. Любила жизнь и радовалась ей. Радостью этой всегда щедро делилась с другими.

Я иду по старой милой Коломне, по Екатерининскому каналу, по бывшей Офицерской улице и Екатерингофскому проспекту – по местам, где родились и жили герои моего повествования. Вечереет. Город затихает. Сыплет мелкий петербургский дождичек, искрясь в дрожащем свете старинных фонарей на мостах через бывшую речку Кривушу. Обычный петербургский дождь, о котором с тоской мечтал в далеком Париже много лет тому назад русский художник К. А. Сомов, добровольно покинувший свой родовой дом с окнами парадных комнат на тихий Екатерининский канал.

Георгий Зуев.
«Петербургская Коломна»

Похожие записи:

Tags: , ,