Мариан Перетяткович — Часть 19

Но кое-что из грядущего в облике здания на Кронверкском определенно брезжило. Быть может, оно потому и кажется столь унылым, что архитектура такого типа повсеместно тиражировалась у нас вплоть до середины 1950-х гг.? Поверхность его жирно оштукатуренных стен напоминает об огромных блоках сливочного масла, на которых пальцем какого-нибудь Полифема выведен сетчатый рисунок. Недаром осоавиахимовский значок Крепи оборону СССР — трогательный памятник следующей н к нашим дням тоже канувшей в Лету эпохи — прилепился на грудь детищ Мариана Мариановича как родной. Куда сложнее могло стать сочетание Дома учреждений с павильоном расположенного за ним Сытного рынка.

В 1910 г. Перетяткович и М. С. Лялевич предложили возвести рыночный павильон с входом, выпуклая остекленная поверхность которого напоминает огромный глаз, ощерившийся прутьями металлических ресниц. Происхождение этой впечатляющей задумки просматривается в диапазоне от Гектора Гимара до Антонио Гауди. Но на Петроградской она осуществлена не была.

И пусть жалеют об этом все киноманы, все поклонники Сальвадора Дали, все колхозники... Эстеты помнят жуткую операцию, проделанную над человеческим глазом в киноленте Бунюэля и Дали Золотой век, их влекло бы на рынок острое желание пройти сквозь оболочку стеклянного глаза. Колхозникам наплыв взволнованных эстетов сулил прибавку барышей... Увы, увы!

Впрочем, модернистские шалости Перетяткович в 1910-х гг. оставляет. Преуспеть в них ему не суждено, его уделом было повторять формы прошлого. Беда в том, что часто благородные эти формы звучали в его аранжировке едва ли не вульгарно.

И. Е. Гостев

по материалам virtualpetersburg.ru

Похожие записи:

Tags: ,