Мариан Перетяткович — Часть 22

После ТАКИХ превращений почти все становится ручным и умещающимся в карман. Только палладианский миф образцом образца упорно не становился. Перетяткович был также одним из ведущих теоретиков градостроительства,— пишет Б. М. Кириков.— Еще в 1907 г. зодчий говорил о необходимости разработки перспективного плана развития Петербурга. Он начал читать в Академии художеств общий курс градостроительства.

Зодчий рассматривал город как организм. В 1910—1911 гг. М. М. Перетяткович совместно с Ф. Е. Енакиевым и Л. Н. Бенуа участвует в составлении проекта преобразования Петербурга, в котором ставились вопросы реорганизации пространственно-планировочной структуры города. Как бы ни было в теории, на практике вопросы реорганизации и преобразования Петербурга зодчий решал путем строительства зданий-гигантов, претендующих на исключительную роль в структуре города. Хотя справедливости ради надо отметить, что своего учителя и старшего товарища он в этом отношении все же не превзошел. Выстроив за Биржей комплекс зданий повивально-гинекологического института, Леонтий Николаевич Бенуа сам исполнил роль злокозненной повитухи: архитектурным уродцем он подменил законное и долгожданное дитя — великолепную площадь, вынашиваемую Северной Пальмирой в течение двух столетий. Но осуждать архитекторов за то, что теория у них слишком расходится с практикой, было бы жестоко.

Ведь это фактически означает отказать людям в праве на прекрасные мечты. Почему именно архитекторы должны быть ущемлены в этом праве, когда прочие пользуются им столь широко?.. Рассматривая город как организм, Мариан Перетяткович не мог не понимать, что пока его градостроительные планы не реализованы, пока не возникли новые ансамбли, безболезненно принимающие выстроенные им здания, наличие некоторых из них в образной структуре города сравнимо с наличием камней в почках человеческого организма. Понимание этого делало его творческое существование в высшей степени драматичным. Ставка была слишком велика, и собственная миссия должна была им осознаваться как грандиозная, стремление к ее исполнению требовало сверхусилий, душевных и физических.

К началу первой мировой войны за семь строительных сезонов Перетяткович возвел девять зданий. Его творческая индивидуальность сказалась в них чертами титанизма. Причем дело тут не только и не столько в размерах зданий. Главное в агрессивности, с которой заявили они о себе в городских панорамах.

Со всей определенностью успел Мариан Марианович показать, что истинный масштаб его амбиций не уступает масштабу, заявленному в дипломном проекте накануне вступления на поприще архитектора-практика.

И. Е. Гостев

по материалам virtualpetersburg.ru

Похожие записи:

Tags: