Мариан Перетяткович — Часть 23

Последнее его детище приблизилось к дипломным грезам уже и размерами. Поражает краткость сроков, в которые махина была возведена,— в период 1914—1915 гг. Титанический объем здания бывшего Министерства торговли и промышленности буквально завоевывает господство в панораме набережной Макарова, недаром в нем теперь военная академия (дом № 8).Причислим к ним еще ряд значительных работ, выполненных М. М. Перетятковичем совместно с Л. Н. Бенуа (зал заседаний Государственного совета в Мариинском дворце, Исаакиевская пл., 6; 1907—1908), с Г. Г. Кривошеиным (мост через Фонтанку против Б. Подьяческой ул., 1908) и Ф. И. Лидвалем (железобетонный свод в главном зале Биржи, 1913—1914). Когда смотришь с Троицкого моста, темный массив Министерства кажется антиподом светлому Дворцу. Относительно томоновского портика они симметричны.

Складчатое, недоброе осеннее небо добавляет тяжести полюсу тьмы. Кто сказал, что архитектура Перетятковича не петербургская? Она вполне петербургская, только вылеплена ею теневая сторона лика Санкт-Петербурга.

Прогулочный кораблик,— рейс, должно быть, один из последних в сезоне,— широко разворачивается перед мостом. Дуга, им описываемая по подрагивающей, словно волчья шерсть, поверхности воды, пролегает как раз от Зимнего к сооружению Перетятковича. Архитектурные сочетания линий имеют свою тайну... Архитектура Перетятковича замешена на мотивах елизаветинской эпохи. Но мотивы, столь радостные на другой стороне панорамы, ею засушены, омрачены — словно черты овеществленной тени, словно перед нами призрак императорского дворца.

Но кто 80 лет назад, глядя на возводимые Перетятковичем каменные громады, предполагал, что тень вскоре займет место своего господина и что тема эта станет содержанием не только литературы?! По внутренностям жертвенных животных в те времена уж не гадали. Духи, являвшиеся жрецам столоверчения, пророчили уклончиво.

А мнением посвященных в тайну архитектурных сочетаний манкировали, как обычно... Происшедшим обескуражен был даже Василий Розанов, сам привыкший всех обескураживать: Русь слиняла в два дня. Самое большое — в три. Даже Новое время нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь. Поразительно, что она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей...

И. Е. Гостев

по материалам virtualpetersburg.ru

Похожие записи:

Tags: , ,