Николай Лансере — Часть 9

В 1913 г. в творчестве Лансере намечается отчетливый поворот к классическим мотивам. Зодчий создает еще один павильон — на Всероссийской гигиенической выставке, проходившей в Малом Петровском парке (на Петровском острове, за нынешним стадионом). Где стоял павильон Петербурга, построенный Лансере, я не знаю. Интересно, что зодчий использовал в данном случае не традиционно петербургские мотивы, но подлинную классицистическую архитектуру. Его павильон — это импровизация на тему вилл Палладио с характерной экседрой, правда без боковых корпусов, так что галереи здесь чисто декоративны. Но вот решены они необычно — в виде пропилеи! У Палладио подобный мотив встречается очень часто, но в холодном русском климате он почти не использовался. Вероятно, непосредственным прообразом галерей павильона стали соответствующие части павловского дворца (архитектор Ч. Камерон) в их первоначальном виде. Я думаю, излишне напоминать, на что повлияло это оригинальное открытие Лансере. К сожалению, временный сборно-разборный павильон до наших дней ни в каком виде не сохранился.

В том же 1913 г. Лансере создает еще одно своеобразное произведение неоклассики. На Песочной набережной Аптекарского острова (в этом районе, кстати, сосредоточены все основные творения зодчего) по его проекту возводят особняк Новинских. Вновь действует эффект обманки — с некоторого расстояния можно решить, что перед нами усадьба конца XVIII в. Но русские усадьбы почти всегда строились либо по схеме Палладио, либо в подражание французским отелям, в то время как планировка этого особняка выдает творение начала XX в. В основе его сложной асимметричной композиции лежат представления зодчих стиля модерн о несовместимости идеи регулярности с идеей комфорта. Уберите все классические детали — и вашему взору предстанет типичный особняк эпохи модерна, из которого мог затем вырасти и конструктивизм, и неоклассика! Свободная композиция нескольких объемов и нескольких фасадов рождает интересный живописный эффект. Тройное палладианское окно, мелкий ордер, с одной стороны, колоссальный — с другой, экседральная ниша, изящные балконы — все эти элементы целого вполне классичны. (Необычны только эркеры, неизвестные классицизму.) И в целом композиция не представляет собой нечто чуждое классике. Осознанно или неосознанно Лансере в ней обращается к образу Эрехтейона с его динамической симметрией и живописной неправильностью плана, всегда привлекавшей внимание зодчих-неоклассиков.

И. Д. Саблин

/по материалам virtualpetersburg.ru/

Похожие записи:

Tags: