Нижний дворец

Нижний дворец, выстроенный в 1897 г. для Николая I архитектором Томишко, поставлен, как и первый дворец Петергофа, у самого моря, но в то время как Монплезир весь связан и вдохновлен морем, дворец Николая II не представляет собой даже хорошей прибрежной дачи, а скорее городской дом – высокий в три этажа, с неуклюжей башней и совершенно искусственно налепленными балконами. Дворец этот составился из части, примкнувшей к бывшей «телеграфической» башне Николая I, и «детской половины», пристроенной позже. Ни о каком художественном замысле здесь не было и намека: архитектура должна была быть «приличной», а дом – комфортабельным и предназначенным только для тесного круга семьи.

Этому соответствует бездарное и безвкусное внутреннее убранство. Мизерная передняя с узкими диванами, почти под лестницей, на случай если кому-нибудь придется ждать перед аудиенцией.

Гостиная обставлена Мельцером: фисташковый ковер, мебель, крашеная белой масляной краской, обитая белым кретоном с розами, белое пианино и вазы «под Копенгаген». На стенах – «трогательный» любительский портрет Александры Федоровны в розовых тонах меланхолической царицы, залихватская «атака» Самокиш-Судковской и конфетные бояре – Соломко.

Кабинет Николая II – «под дуб», с полагающимся для кабинета тяжелым письменным столом, диваном и стульями. Яркий серовский портрет Александра III в красном английском мундире на белом фоне Александровского дворца только подчеркивает буржуазную трафаретность обстановки.

Столовая почти пароходного типа, с гигиенически-белой окраской мебели и панелей стен. Среди таких любительских картин, как «Клумба в Ливадии», «Штандарт в море» и др., этюд Репина к «Запорожцам», его же этюд к венчанию Николая II кажутся интересными.

Кабинет Александры Федоровны тесно заставлен мягкой мебелью и завешан множеством мелких акварелей с сценками и видиками. Дрянные, но несомненно интимные, безделушки и семейные фотографии заполняют этажерки. Благодаря этим мелочам комната кажется изолированной от всего мира и погруженной в свой исключительный круг, для которого все чуждо, все враждебно, кроме Ники, Бэби, дочерей, сестер и отца, спокойного, отяжелевшего буржуа, портрет которого водружен над ее столиком.

Похожие записи:

Tags: ,