Охрана царской резиденции — Часть 4

В марте 1833 года состав команды линейных казаков удвоен и разделен на две смены – служившую в Петербурге и льготную. С этих пор встречаются сведения о постоянных правильных нарядах конвоя, которые, как и вообще все передвижения последнего, делались всегда на основании личных приказаний царя. Тогда же было дано распоряжение, чтобы во время жизни царя на Елагином острове ежедневно туда посылались два конных черкеса «в полном вооружении и будничном одеянии, т. е. в синих черкесках», а не в красных праздничных.

Команде же линейных казаков приказано находиться в Петергофе во все время пребывания там двора, где первое время чины ее посылались лишь в парки «для наблюдений», но вскоре расставлены они были на определенные посты: один – к домику на берегу по пути в Александрию, другой – к Монплезиру, третий – к Марли и четвертый – конный урядник – посылался на целые сутки в Александрию «на вести». Когда царь выезжал на весенние прогулки и бывал в загородных дворцах, конные линейные казаки находились «при подставах»; иначе говоря, расставлялись на заранее определенных обер-шталмейстером двора местах. Даже когда царские лошади отправлялись в какое-либо место, вне окрестностей Петербурга, их всегда сопровождали наряды горцев и казаков.

Николай I, в августе 1833 года, уезжая за границу для свидания с австрийским и прусским королями, команде линейных казаков приказал находиться при его жене. Двор был тогда сначала в Царском, потом в Петербурге на Елагином острове. 30 августа, в день именин наследника, когда царица с семьей ехала в Александро-Невскую лавру, собственный конвой гарцевал впереди ее парадной кареты.

В начале сентября двор снова был в Царском; туда же 16 сентября вернулся Николай I.

Конвой посылал тогда своих линейных казаков в Петербург только по особым приказаниям начальства. Командир команды, кроме экстренных донесений, извещал обо всем Бенкендорфа ежедневными репортами. В 1834 году линейцы оставались в Царском Селе всю осень и зиму и занимали первое время казарму № 3 больших конюшенных зданий, а потом кирасирскую казарму; лошадей же они имели при штабе лейб-гвардии гусарского полка. С тех пор Царское Село стало постоянным местом пребывания линейцев. Горцы же по-прежнему оставались в Петербурге. При смене чинов конвоя, Николай I обращал внимание на то, чтобы они имели военные знаки отличия; Бенкендорф же наблюдал, чтобы не было среди них слишком молодых и неловких; но начальство на местах понимало, что требуются люди расторопные, благонадежного поведения и хорошие наездники и джигиты. Николая I и заграницей сопровождали конвойцы. В 1835 году в Данциг были отправлены графом Паскевичем из Варшавы урядник Герасим Подсвиров и казак Макар Рубцов «как бы для встречи, имеющих прибыть в Данциг экипажей» царя.

Печатается по изданию: Яковлев. Охрана царской резиденции. СПб, 1907.

Похожие записи:

Tags: ,