ТЕАТР В. Ф. КОМИССАРЖЕВСКОЙ — Часть 1

В 1903 году Вера Федоровна Комиссаржевская начинает переговоры об аренде каменного театра на Офицерской улице. Одновременно с этим решался вопрос и о кандидатуре главного режиссера ее «Нового драматического театра». Мысль о приглашении на эту должность В. Э. Мейерхольда давно занимала актрису. Тогда у Веры Федоровны имелись все основания принять подобное решение. Их объединяло общее прошлое – преданность Чехову, Горькому, Московский Художественный Театр. Оба искали непроторенных путей в искусстве, испытывали острую потребность рассказать по-новому о трагедии русского общества.

В апреле 1906 года Комиссаржевская, находясь на гастролях в Екатеринославле, встретилась с Мейерхольдом. По словам брата Веры Федоровны, Ф. Ф. Комиссаржевского, она «как будто в его проектах нашла себя». Мейерхольд, по мнению актрисы, «говорил тогда о главенстве актерской души и о подчинении ей всего остального на сцене». Она с удовольствием рассказывала всем о встрече с режиссером:

«Пока скажу только одно – что беседа наша произвела на меня самое отрадное впечатление. В первый раз со времени существования нашего театра я не чувствую себя, думая о деле, рыбой на песке…».

i 133 ТЕАТР В. Ф. КОМИССАРЖЕВСКОЙ   Часть 1

В. Ф. Комиссаржевская

 

25 мая 1906 года в Театральном бюро Комиссаржевская подписала с Мейерхольдом договор сроком с 1 августа 1906 года до Великого поста 1907 года. Перспективы работы с новым режиссером казались ей многообещающими. Осенью 1906 года театр должен был переехать в новое здание на Офицерской улице, 39. Его перестройка уже началась.

Вместе с новым главным режиссером в труппу театра Комиссаржевской влилась часть актеров его студии. Театральный новатор, Мейерхольд начал с изменения внутреннего убранства зала: снял лепные украшения и бархатную обивку, затянул стены серым сукном, вместо мягких установил жесткие кресла. Театр стал напоминать учебную студию.

Осип Мандельштам писал о новом помещении театра на Офицерской улице: «Деревянный амфитеатр, белые стены, серые сукна – чисто, как на яхте, и голо, как в лютеранской кирхе». Художник Л. С. Бакст создал театральный занавес, изображавший элизиум – светлые души потустороннего мира меж зеленых кущ и колонн античного храма.

Новый режиссер при первой же встрече с актерами труппы объявил войну натурализму. Сцену теперь займет мистико-символическая драматургия. Мейерхольд предлагал ввести скульптурную пластику театрального жеста. Актеры, «живые скульптуры», должны были заговорить «твердыми» голосами марионеток.

Георгий Зуев.
«Петербургская Коломна»

Похожие записи:

  • No Related Posts